рыбалка на ладоге летняя
Производственно-конструкторская
фирма "ДЕКА"

(831) 438-03-02, 262-26-85

Мы работаем для Вас

и уверены, что наша продукция

никогда Вас не подведет.

(831) 438-03-02, 262-26-85

В корзине пусто

САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ ЛОДКИ

Узола 2М
47160 р.
принадлежности охота и рыбалка
Линда Л-290
13053 р.
фильм где мальчик плывет в лодке с тигром
Кама К-300
16492 р.
the deep fish finder
Кама К-350
26519 р.
приборы на лодочный мотор сузуки
Кама К-380
44034 р.
акции на день рыбака

СМОТРЕТЬ ВСЕ МОДЕЛИ

Бригада подводных лодок Северного флота

 
 

Я не сомневался в своих матросах, никто бы из них не поддержал заговорщиков. По моему приказу всему личному составу было выдано по сто граммов спирта. Алкоголь снижал жесткое воздействие радиации на организм. Расчет заговорщиков строился на том, что матросы под спиртными парами могут выйти из повиновения и принудить меня идти к чужому берегу. Я еще не знал такого термина, как "радиофобия" он войдет в обиход после Чернобыля , но прекрасно понимал, что страх перед радиацией, досужие пересуды о том, что она убивает в мужчинах их мужские способности, могут толкнуть слабодушных на крайние шаги. Поэтому отправив "советчиков" вниз, я вызвал командира БЧ-РО ракетного оружия капитан-лейтенанта Юрия Мухина и в присутствии старпома Енина приказал выбросить за борт все автоматы и пистолеты, кроме пяти "Макаровых". Шла Холодная война, и высадку на остров, где находилась военно-морская база вероятного противника, я расценивал как сдачу в плен, как прямую измену Родине, которая вручила нам свой единственный ракетный подводный крейсер. Не знаю, прав я или нет, но о ходоках на мостик - Паршине и Шипове, - об их предательском поведении докладывать никому не стал. И так на нас всех собак повесили Командир пл "С" капитана 3-го ранга Жан Свербилов: Командир "эски" оставил позицию и полным ходом направился по указанным координатам. В 14 часов 4 июля он подошел к борту атомохода. На вопрос, в какой нуждаются помощи, Затеев попросил обеспечить связь с берегом и принять на борт тяжелобольных. Так как лодки, уходя в море, оставляют свои сходни на пирсе, эвакуировать пострадавших с атомохода пришлось по отваленным носовым рулям, под которые Свербилов загнал форштевень своей "эски". Троих - Корчилова, Рыжикова и Ордочкина - перенесли по ним на носилках, восемь перебежали сами пока еще сами. Дело заключалось в том, что первым на борт "эски" еще до эвакуации носилочных пострадавших перескочил один из членов экипажа атомохода. Свербилов, обратившись к нему как к матросу я думаю, он знал, что перед ним не матрос , поручил передать на борт Затееву квитанцию о переданной радиограмме, на что услышал, что тот - никакой не матрос, а старший офицер одного из управлений штаба флота и назад на аварийную лодку не пойдет. Тогда Свербилов приказал ему следовать в первый отсек "эски". Но получив и на этот раз отказ, приказал своему старпому вынести пистолет на мостик и расстрелять бунтовщика у кормового флага. Сообразив, что с ним не шутят, штабник, подчинился. В воспоминаниях командира "эски" есть этот эпизод. Пока я вникал в суть новостей дивизии, К вернулась в базу. Я зарылся в дела по приему боевой части и службы. Осенью года мы пошли в средний ремонт с модернизацией в Большой Камень на судоремонтный завод "Звездочка".

Всё-таки наша К была одной из первых апл проекта. Старший политрук Мясковский Зуня Меерович — военком. Старший политрук Ильин Семен Борисович — военком. Главный старшина Каменецкий Давид Моисеевич — старшина группы торпедистов. Матрос Кушнир Семен Израилевич — моторист. Лейтенант Литвин Лев Абрамович — командир моторной группы. Главный старшина Сигальчик Мирон Исаакович — старшина группы торпедистов. Пропала без вести 26— Военфельдшер Бондарь Юрий Григорьевич — начальник санчасти. К тому же на лодке вышел из строя гирокомпас, и командир, в прошлом дивизионный штурман, взялся починить его, но после ремонта прибор пришел вообще в безнадежное состояние. В результате всего этого военком дал в базу радиограмму с просьбой отозвать лодку с позиции ввиду явной трусости командира. По возвращении в базу капитан-лейтенант А. Малышев по доносу комиссара был предан суду военного трибунала и по его приговору расстрелян. Существуют данные, что Малышев погиб еще до исполнения приговора — в тюрьме во время налета немецкой авиации. Возникший пожар охватил 2-й и й отсеки лодки, при этом погибло 18 членов экипажа корабля и ее командир — капитан 3 ранга Н. По возвращении в базу тела погибших были извлечены из отсеков и похоронены в братской могиле на кладбище города Полярный. Среди шестисот сокурсников Израиль оказался самым молодым и, по-видимому, самым неподготовленным к флотской службе физически и морально. Но он решил, что море - его судьба и занялся самовоспитанием. Фисанович был душой курсантского братства, его находчивость и шутки всегда вызывали улыбки товарищей, во время учебы он был инициатором создания джаза, сам играл на саксофоне. В свидетельстве об окончании только отличные оценки. Первый по выпуску, он был сфотографирован у развернутого знамени училища и получил от наркома Обороны К. Ворошилова именные серебряные часы. Здоровье юного Израиля окрепло — он сдал нормы ГТО 2-й ступени. По традиции, первому по успеваемости выпускнику военного училища предоставляли право выбора места службы, но уже в г. Советский Военно-морской флот срочно пополняли новыми боевыми кораблями. Показать все комментарии еще Вы уверены, что хотите удалить запись? Мы побывали с визитами в мэрии, на обеде у Командующего Адриатическим флотом, на обеде у командира отряда наших кораблей я, к сожалению, забыл его фамилию, это был командир бригады надводных кораблей ДКБФ.

Даже мне предложили дать небольшой приём в честь военного атташе и югославских офицеров связи. Все, в том числе мой комбриг капитан 1 ранга Шадрич О. Такой опыт мне пригодился в будущем, когда я командовал отрядами кораблей в иностранных портах. Большое впечатление у меня оставила экскурсия на подземную электростанцию под Сплитом, на которой использовалась энергия падающей воды горной реки. Станция была расположена полностью в скале, и только административное здание было в предгорье. Эта станция была неуязвима даже при нанесении ядерных ударов.

фамилии бывших командиров подводных лодок

Интересной была поездка в Далмацию, в горы, где нам показали военный санаторий. Должен сказать, что я много отдыхал в наших военных санаториях, но в этом санатории всё было сделано лучше для отдыха и лечения военнослужащих. Богаче были и номера для отдыхающих, великолепная обслуга, питание, интерьер. Памятна экскурсия на остров Вис. Это опорный пункт, где располагался во время войны штаб Иосипа Броз Тито, который немцы так и не смоги захватить. В экскурсии по городу и магазинам мне довелось побывать только однажды, чтобы потратить полученные динары. Впечатляли базары, архитектура города, соборы, памятник Кириллу и Мефодию — отцам славянской письменности. Великолепны были приёмы в Доме офицеров гарнизона от имени Командующего Адриатическим флотом. Я даже один раз искупался на пустынном пляже, хотя ноябрь — это уже не купальный сезон в этих краях. В это время египетский ракетный катер нашими ракетами потопил израильский эсминец. Подводные лодки остались ещё на два дня. Мы заканчивали свои дела, ремонтировались и готовились к выходу по своим планам. Хорошо отдохнув, и, как нам казалось, качественно отремонтировав и проверив материальную часть, вечером 27 ноября года мы вышли из порта Сплит. Прошли уже известным красивейшим маршрутом между островами и вышли в Адриатическое море. Накануне мы получили боевое распоряжение. Выйдя из территориальных вод Югославии, мы обнаружили, что нас ждут. Очевидно, у НАТО разведка работала неплохо, и они кое-что знали о наших планах. Нас встретили два эсминца: ПЛ Б пошла своим маршрутом. Так, не отставая, он сопровождал меня почти до точки погружения. Прикрыть нас было некому. Танкер остался в Сплите. Дал радио об обстановке и моих действиях. Получил приказание действовать самостоятельно по плану. Удифферентовал подводную лодку, всплыл, донёс, что действую по плану и решил самостоятельно погружаться, маневром уклониться от поиска и оторваться от преследования. Срочно погрузился, и тут обнаружил, что вышла из строя вся слаботочная система, то есть не работает вся сигнализация. Времени ещё было достаточно. Погружаться вслепую не захотел. Эсминец находился по корме в кабельтовых. Разобрались с повреждением, устранили и стали тянуть время. Курсы располагали так, чтобы они вели в точку по заданию. Эсминец не отставал, всё время работал гидролокатор.

Так прошло несколько часов. Неожиданно эсминец начал отворачивать, увеличил ход и начал уходить в сторону, куда ушла Б Я воспользовался этим, срочно погрузился, увеличил скорость. И переменными курсами начал отрываться. Эсминец, обнаружив погружение ПЛ, повернул обратно, начал поиск, но было уже поздно. Подводная лодка в течение часа оторвалась и пошла по плану. Эта первая неприятность с неисправностью меня насторожила, но оказалось, что это не последнее испытание. Проведя поиск в очередном заданном районе, я практически окончил выполнять задачи боевой службы и получил приказание следовать в базу с попутным поиском. На переходе, в районе острова Мальта, обнаружилась течь первого запора гальюна 7 отсека. Это уже было серьёзно, так как погружаться на большую глубину с такой неисправностью было нельзя. Проанализировав обстановку, решили всё же устранить неисправность. Море было баллов, дождь, гроза. Затем командир БЧ-5 с трюмным стал устранять неисправность. Было очень тревожно и за людей, и за лодку, и вероятность обнаружения была. Идёт час, другой, работа продолжается. Оказалось, что-то попало под клапан и повредило его герметичность. На всякий случай подготовил радио о неисправности и всплытии. Сигнал начал увеличиваться, вырос до опасного. Как назло, тут же получил квитанцию. Сигнал же РЛС стал уменьшаться. То есть самолёт меня не обнаружил. Из седьмого отсека доложили, что неисправность устранена. Это уже второй раз проявился результат некачественного ремонта в Сплите. Новому командиру БЧ-5, оказалось, нельзя было доверять так, как я доверял Янову Валентину. На выходе из Средиземного моря получил боевой приказ фактический о занятии района, подготовки оружия с задачей ведения боевых действий. ПЛ в это время находилась в районе острова Альдебаран. Не поверил, решил, что это ошибка. Через некоторое время пришло отменительное распоряжение, и я спокойно следовал дальше. Без особых приключений форсировал Гибралтарский пролив. Около Англии опять появилась неисправность. Оказалась негерметична захлопка подачи воздуха к дизелям. Снова это огрехи некачественного ремонта в Сплите. Создали бригаду добровольцев во главе с командиром группы движения и старшиной команды мотористов. После соответствующего инструктажа на крепких капроновых концах выпустили ремонтников на кормовую надстройку. Старался располагать курсы так, чтобы как можно меньше заливало корму. Но волна была океанская, и всё равно заливало надстройку, где работали люди.

фамилии бывших командиров подводных лодок

Работали около трёх часов в дневное время. На счастье, не было авиации. Погрузились и продолжили следовать домой. Вскоре у одного из моряков случился острый приступ аппендицита. Дали радио о больном и погружении на операцию. Оперировали в подводном положении, так как море было штормовое. Тут выяснилось, что штатный санитар, он же вестовой кают-компании, боится крови и не может быть ассистентом хирурга. Роль ассистента великолепно выполнил старпом капитан 3 ранга Синюхин Борис Сергеевич. Операцию отлично провёл старший лейтенант Щёголев Виталий. Операция прошла успешно, без осложнений. Матроса поместили в каюту старпома, дали радио об окончании операции и всплыли. Щёголев после наблюдения за больным высказал беспокойство за его состояние и пожелание как можно быстрее отдать его под наблюдение врачей госпиталя. Я решил всплыть и дал радио, что ввиду такой обстановки следую дальше в надводном положении, не соблюдая скрытность и скоростью больше заданной. В базу пришли раньше срока. Встретили нас командование и санитарная машина. Больного забрали в госпиталь. У него было всё в порядке, а меня пожурили за нарушение графика движения. Все офицеры корабля были так же отмечены командованием. Все офицеры и я отчитались за поход, сдали все положенные отчёты. Мне же сообщили, что в академию я не поеду, поздно. Личный состав и часть офицеров уехали в дом отдыха. Я с одной сменой остался в Полярном. В январе года было общефлотское собрание командиров кораблей под руководством Главнокомандующего ВМФ. Пришлось выступить и мне с анализом боевой службы и своими предложениями. Кажется, мои предложения понравились адмиралу флота Советского Союза так мне, по крайней мере, передали. Здесь же вручили орден. В конце января на флот приехала большая делегация ЦК комсомола во главе с первым секретарём. Делегация побывала на нашей подводной лодке, посмотрела как выглядит она после четырёхмесячного океанского плавания. Кто-то из командования рассказал секретарю о моей неудаче с поступлением в академию. Он, якобы, обещал помочь в этом вопросе. Я, конечно, не очень поверил, но был благодарен за внимание. В феврале, однако, получил сведения, что я включён в список кандидатов для поступления в академию и утверждён Командующим флотом и Главкомом ВМФ. В феврале поехал в отпуск и снова взял с собой учебники по высшей математике. Весь отпуск интенсивно готовился к экзаменам, в том числе и у своего старого репетитора. В дальнейшем дело пошло более благополучно. Своевременно сдал дела старпому, и как положено, за два месяца убыл в академию для подготовки и сдачи экзаменов.

Командир Лиепайской военно-морской базы капитан 1-го ранга М. Клевенский являлся для подводников начальником лишь в вопросах гарнизонно-комендантских. Но он обеспечивал базирование лодок, отвечал за всё, с этим связанное. Во Владивостоке я жил с Клевенским в одном доме. Дружили семьями, иногда в выходные дни вместе отправлялись на природу, к Амурскому заливу. Человек неутомимо деятельный, вечно что-нибудь изобретавший и усовершенствовавший, Михаил Сергеевич и на досуге бывал поглощён мыслями о том, что бы ещё сделать, как говорили раньше, для пользы службы. Он был способен и в ночь-полночь разбудить телефонным звонком, чтобы посоветоваться о какой-то возникшей у него идее. Назначенный потом начальником оперативного отдела штаба Тихоокеанского флота, Клевенский, поощряемый новым командующим Н. У штаба Лиепайской базы бросилась в глаза необычайной высоты сигнальная мачта, которой во время моей прошлогодней стажировки ещё не было. Флаги поднимались с помощью небольшой ручной лебёдки, и сигнал читали почти на всей территории базы. Нетрудно было догадаться, что это, конечно же, заведено гораздым на выдумки Клевенским. Он, как всегда, всецело жил службой, успев немало сделать для налаживания её в новой военно-морской базе. Вот уж кого я никак не ожидал встретить в Либаве! После того он окончил Военно-политическую академию, плавал на Балтике на новых эсминцах, был уже в звании полкового комиссара. О многом хотелось расспросить Павла Ивановича, но дел было невпроворот. Кто знал, что скоро станет и совсем не до того!.. Напротив вытянулись по берегу краснокирпичные казармы, очень похожие на Мальцевские во Владивостоке. Они, как и вся территория, примыкающая к этой части гавани, тоже принадлежали нашей бригаде. Так в эфире на одной частоте появились два Узла Связи: Замена деталей ничего не дала. Работа радистов стала центром внимания многих свободных от вахт подводников. Они стоят в дверях радиорубки и молча, с надеждой наблюдают. На смену одним приходят другие. Работать под такими взглядами трудно. Часа через два радисты стали жаловаться на головную боль, гул в ушах, усталость в работе на ключе и чаще просят подмену. Очевидно, сказывается нервное напряжение и воздействие радиации. Мой расчёт на то, что командир этой подводной лодки, прочтя наш текст, прикажет продублировать его в адрес Узла Связи СФ ФКП и запросит: Активность Узла Связи не связана с аварией на К, в наш адрес по-прежнему ничего нет! Радисты работают на ключе уже 6-й час, мне же хочется ругаться матом в адрес организаторов и руководителей учения, которые нас послали в поход, но не предусмотрели и не организовали взаимодействие и связь между кораблями-участниками на случай ЧП. У меня, командира связи подводной лодки, нет необходимых данных: Такой документ должен быть! От вероятного противника и от своих! Те многое знают о нас ф. Все мы экипаж — заложники и жертвы системы секретности! Конечно, в самом крайнем случае можно выйти в эфир открытым текстом в радиосетях: Кто-то не называю из радистов попросил подмену: У парня, очевидно, притупился инстинкт самосохранения: Мы уже много часов находимся под воздействием радиации, она делает своё чёрное дело.

На сколько ещё часов, суток мы сохраним работоспособность и голову? Дрожь рук — опасный симптом и недопустим при работе на ключе. Могу лишь предположить, что в изоляторе возникла микротрещина, и проникшая влага вызывала рассогласование антенны с передатчиком во время сеанса передачи. Я любил и до этого случая дойти до сути неисправности и устранить её, но на этот раз не получилось. Я не помню, сколько раз выходил на мостик подышать, мне кажется, я в то время и не ел, и не пил, не потому, что боялся радиации, а потому, что от напряжения в меня ничего не лезло. Потом уже узнал, что где-то раздавали спирт… О радиации мы кое-что знали раньше, но в то время, когда на АПЛ выключили все дозиметры, мы о ней не думали или, вернее, я не думал. Я знал, что надо найти неисправность передатчика, и это отодвигало все другие мысли. Но, по-моему, никакого страха не было — будь что будет!.. Радость экипажа была безгранична, это спасение! В рубку радистов с мостика поступил приказ командира АПЛ: Командиры представились друг другу, а затем выяснили, что на лодках в УКВ-радиостанциях разные номера кварцев, то есть приём и передача велись на разных частотах, что не позволило установить связь. Я проверил расписание действия кварцев, доведённое нам, и не поверил своим глазам: При такой организации связи на УКВ мы могли установить связь лишь с лодками нашего соединения, но они в км от нас в губе Западная Лица. Это его корабль первым подошёл к аварийной К В этом районе было свыше тридцати подводных лодок. Поднявшись для очередного сеанса связи на глубину девять метров, мои радисты приняли радио: Широта 66 северная, долгота 4 градуса. Собрав офицеров и старшин во второй отсек, я прочитал им шифровку и высказал своё мнение — наш долг идти на помощь морякам-подводникам. Офицеры и старшины меня поддержали. Сомнение вызывало только место нахождения аварийной подводной лодки: То ли восточная, то ли западная. Наша С в это время была на Гринвиче, то есть на нулевом меридиане. И тут старпом Иван Свищ вспомнил, что суток семь тому назад мы перехватили радио, в котором командир К доносил о состоянии льда в Датском проливе. Так мы догадались, что долгота, на которой находится аварийная лодка, западная.

Мы всплыли в надводное положение и полным ходом пошли к предполагаемому месту встречи. Шла только крупная зыбь. Часа через четыре обнаружили точку на горизонте. Приближаясь, опознали в ней подводную лодку в крейсерском положении. На наш опознавательный запрос зелёной сигнальной ракетой получили в ответ беспорядочный залп разноцветных ракет. До этого нам, то есть мне и моим офицерам, матросам, не доводилось видеть первую советскую ракетную атомную лодку. Вся её команда собралась на носовой надстройке. Люди махали руками, кричали, узнав от командира моё имя: По мере приближения к лодке уровень радиации стал увеличиваться. Ошвартовались мы к борту в 14 часов. Командир лодки Николай Затеев был на мостике.

Подводники — элита флота

Я спросил, в какой он нуждается помощи. Применённый способ связи сработал! Встреча двух лодок в океане не была случайной! Мои парни — радисты Николай, Юрий и Виктор были настолько измотаны и уставшие, что не могли радоваться, да и я был не в лучшем состоянии. Обстановка на АПЛ оставалась тяжёлой, но вопрос с обеспечением связи был решён. Это был успех всей нашей БЧ К тому же было не до победных реляций: Вассер, каждый самостоятельно, не поставив в известность командование СФ, приняли рискованное решение покинуть свои позиции в завесах и оказать помощь терпящим бедствие товарищам по оружию. С подходом второй подлодки появилась возможность снять часть экипажа с К, и командир Н. Теперь связь с берегом дублировалась сразу по двум передатчикам с С и С С меня свалился тяжкий камень. Почувствовал голод и жажду, мне принесли бутылку сухого вина и плитку шоколада. Всюду радиация, а вино и шоколад защищены от радиоактивной пыли. Нервное напряжение несколько спало, но появились упадок сил, головная боль, полное безразличие ко всему, окружающее воспринималось как в тумане или полусне. Я погрузился в странное состояние, из которого вышел спустя месяцы. Однако остался на ногах и продолжал исполнять свои обязанности. Радисты несли приёмную вахту, а я пошёл курить на мостик. По пути зашёл в 4-й — ракетный отсек, где было моё спальное место. Отсек освещён, но пуст, ни единой живой души! Очевидно, радиация здесь высокая, а в 6-м — реакторном — и вовсе ад! Забрал папиросы и двинулся на мостик. В памяти остались отдельные моменты из жизни экипажа до подхода двух наших лодок: Океан спокоен, как озеро, волнение — 0 баллов, а в полдень — 1 балл, а вечером — уже 2—2,5 балла.

  • Радио который ловят в первоуральске
  • Ловля спиннингом в подмосковье
  • Запрет на рыбалку 2017 московская область чеховский район
  • Купить воблер японский в украине
  • Отличная видимость, с надеждой осматриваю горизонт, но глазу не за что зацепиться: На мостике и палубе — офицеры, старшины и матросы, кругом люди, но мне среди них одиноко и, несмотря на тёплое утро, зябко. Пытаюсь обдумать сложившуюся ситуацию: Передатчик вышел из строя, и на меня свалилась задача по спасению экипажа! Никто из сослуживцев не может мне помочь, всё надо решать самому: Положение — хуже не придумать!

    фамилии бывших командиров подводных лодок

    Всё настолько плохо, что говорить не хочется, лишь смолим папиросы одну за другой. Невозможно поверить, что в такое чудесное утро на нашем месте может вырасти атомный гриб. На мостике дозиметрист производит замеры. У матроса испуганно-ошарашенные глаза, он не верит показаниям прибора. Если на мостике — 5 рентген, то сколько же в отсеках подводной лодки?! На мостике стоит незнакомый, прикомандированный на время похода офицер, под ним… лужа. Вероятно, он давно здесь, всё слышал, всё понимает, но он не востребован, а это самое страшное. Я не осудил его, не осуждаю и сейчас. В коридоре 2-го отсека идёт наш командир в сопровождении двух офицеров. У всех троих поверх одежды — широкий ремень и сбоку кобура с личным оружием, снаряжены, как в базе на дежурстве. Увидеть такое на корабле, в море — чрезвычайный случай.

    Новое в блогах

    Горизонт чист, у акустиков — то же, в океане мы одни. Понимаю, первым, кому экипаж выскажет своё недовольство, кого выбросит за борт, буду я! Следом могут полететь и радисты, не наладившие связь. Мне не выдали оружие: А пока надо идти к радистам, которые работают на грани срыва, не слыша и не видя результата. Но это не для меня, мне необходима ясная голова для восстановления связи. Моряки смотрят картину, а кругом бушует радиация! По трансляции раздалась команда, несколько моряков встали и пошли заступать на вахту. Замполит командира К капитан 2-го ранга Александр Шипов организовал сеанс и отвлёк моряков от тяжких дум. Даже не верится, было ли это?! Теперь экипаж К был эвакуирован полностью. Усилившийся шторм мог сорвать пересадку людей. Он привёл безлюдную К в губу Западная Лица. В память врезалось несколько эпизодов:. Вечер, низкое солнце, море волнуется. Выбираю момент для прыжка… Прыгаю, и меня подхватывают под руки на палубе.


    м

    м

    м

    м

    кг

    кг

    чел.

    л. с.
    9,1 10,18 7,8 2,30 4 29 5 -

     

     
     
    ©2012 Производственно-конструкторская фирма "ДЕКА"
    Создание и продвижение сайта ©CapWeb

    * Данный Интернет-сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации. Для получения подробной информации о стоимости продукции и услуг, пожалуйста, обращайтесь к менеджерам по продажам по тел. (831)438-03-02, 262-26-85.

    © Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов сайта, элементов дизайна и оформления может осуществляться лишь с разрешения автора и только при наличии ссылки на источник www.chkalmd.ru